6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth info instagram list-alt login mailru more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

«Становление матери похоже на становление шамана»

21 августа 2017 2323

Что такое ранее развития и нуждается ли в нем ребенок? Как воспитывать поколение Z? Какую альтернативу предложить гаджетам? Как быть, если дети не слушаются? Многие родители мечтают получить ответы на эти вопросы, и редакция решила осветить хотя бы часть из них. Клинический психолог и действующий преподаватель клуба «Фамилия моя»  – Александра Шарапова – рассказывает об особенностях современных детей и проблемах их родителей. 

 
 

Прежде всего, хотелось бы поговорить о том, зачем необходимо раннее развитие. Что оно дает детям?

– Развитие ребенка всегда, так или иначе, будет нормальным, даже если им не заниматься. У детей психика очень пластичная, в любой среде ребенок найдет, как развиваться. Другое дело – некоторые возможности его мозга останутся скрытыми. По последним исследованиям в области психологии мозг необходимо тренировать с детства, и не только детям, но и взрослым тоже. Если мозг не тренируется, часть его находится в сонном состоянии, и ресурсы, возможности организма, остаются невостребованными. Ребенок, развитием которого не занимались, скажем, прицельно, или он рос в негармоничной семье, все равно будет ходить, читать и писать, но его возможности будут сильно ограничены. То есть что заложили, то и получим. 

И все-таки старшее поколение зачастую бывает против раннего развития, аргументируя это тем, что их дети выросли развитыми и без этого. 

– Раньше, когда росли бабушки и дедушки, и когда они воспитывали нас, было иное время. Сейчас вокруг нас очень мощная информационная среда, она заставляет нас учиться быстро оперировать мелькающей информацией, и те дети с этим уже не справились бы (но справились бы с множеством ручной работы, о которой современные дети не имеют понятия). Если ребенок будет жить так же, как и наши предки, в деревне, среди овечек и коз, он будет находиться в экологичном, душевном общении с природой и может вырасти замечательной личностью, – но вряд ли сумеет пробиться в мегаполисе, где нужно уметь жить в информационном мире. Ведь для этого требуется уже другое, фрагментарное восприятие, умение быстро найти нужную информацию, верифицировать ее, скомпоновать, вынести на ее основе решение и представить его. Цивилизация сейчас идет к этому фрагментарному мышлению, потому что поток информации такой огромный, что с ним по-другому просто не справиться. Даже современные развивающие мультфильмы специально предъявляют какие-то яркие кусочки, фрагменты, обрывочки на, допустим, белом фоне (и поэтому советские мультфильмы смотреть бывает скучнее, потому что действие там цельно, не так ярко и развивается на всех планах, нужно еще суметь выделить главное). И для того, чтобы сориентироваться в этом потоке информации, нам нужно тренировать мозг. 

А вообще, если говорить о раннем развитии, под ним можно понимать не заучивание форм, цветов, и не чтение с двух; не что-то, происходящее вокруг ребенка, – а тренировку его действий, движений, чувств, высших психических процессов (памяти, внимания, мышления, речи), мозга в целом.

 
 

Каким образом происходит эта тренировка?

– В общем-то, все самое лучшее придумано давно до нас. Речь мы (прим. редакции – на занятиях в клубе «Фамилия Моя») тренируем потешками, стихами и песнями, которые не только выполняют свою основную функцию – помогают настраиваться друг на друга маме и ребенку и делать гимнастику, – но и пробуждают важное для всей психики внутреннее чувство ритма, понимание основ языка и языковой мелодики, филологических правил. Ребенок впитывает вместе с хорошими стихами не только и не столько их смысл – какого мишку кто и куда уронил – сколько незаметно тренирует мозг. 

Если копнуть, за каждым развивающим занятием есть, во-первых, верхний пласт – ребенок научается какому-либо навыку (по идее это можно делать дома, мама может этим заниматься, просто нужно много времени), второй пласт – это погружение в развитие высших психических процессов, а третий пласт – развитие культурное, приобщение ребенка к народному фольклору, что очень полезно и принимается всеми на бессознательном уровне. 

То есть вы используете фольклор на занятиях?

– Да, фольклор очень направлен на развитие. Если бабушки знали наш фольклор, им, конечно, не нужны были современные песенки Железновых. Потому что фольклор задевает все уровни развития – психический, культурный, физиологический. Например, потешка «Сорока-белобока» тренирует перильстатику кишечника. То есть точки, которые есть на ладони – это проекция животика, и если рассказывать «про сороку» с ощутимым давлением на ладошечку, у деток проходят боли. В фольклоре всё есть – в народных играх, танцах и хороводах развивается множество вещей для детей и взрослых, но поскольку современные ядерные, нуклеарные семьи оторваны от родственников, от всех родовых знаний, то получается, что нужно это где-то брать. Вот и берут в развивающих методиках, которые составляются другими авторами. Конечно, можно обойтись без методик развития и без школ, но для этого самому необходимо быть очень цельным человеком – не просто находить время и заниматься с ребенком по карточкам, а жить полной жизнью, такой, в которой ребенок может обучаться, просто находясь рядом. 

Так же в деревнях – бегало по тринадцать детей, взрослым некогда было ими заниматься, но тогда работали другие механизмы – дети занимали один другого, играли в народные игры, помогали по хозяйству, организовывались сами в контексте домашних дел. Ведь идеи многих развивающих заданий Марии Монтессори взяты из обыденных вещей – как убираться дома, как стирать. Когда дети этому научаются, они погружаются в культуру – это элемент и сюжетной игры, и взросления.

 

Интерьер клуба «Фамилия моя» 

Вы упомянули популярную методику Монтессори, какие еще существуют современные программы развития, в частности те, что вы применяете в клубе?

– У нас больше средовые занятия и, скажем, экологичные. Давления на психику ребенка нет. Мы стараемся создать особенную среду вокруг детей – насыщенную, но в то же время спокойную, чтобы не перегружать мозг стимулами, что, кстати, очень часто бывает на такого рода занятиях. Перенасыщение – когда слишком большой темп заданий, когда на ребенка давят, заставляют делать что-то – это очень вредно. Обязательно должна быть какая-то логичность в подаче материала, чтобы ребенок мог с ним наиграться, насытиться. Мы всегда оставляем некое поле для собственных потребностей ребенка. Когда есть дети, которые отказываются играть в предлагаемом ключе, я всегда это поощряю и рассказываю мамам, почему важно, чтобы они не гнали ребенка за группой. Нужно уважать индивидуальные потребности ребенка. Если ему хочется бросать шишку и смотреть, как она падает, когда остальные делают шишками массаж – пусть бросает. Еще мы стараемся соблюдать экологичность в самой подаче материала, чтобы не обрушивать на детей все новые и новые предметы, чтобы они могли наиграться и обнаружить все их свойства. То есть, к примеру, появляется одна шишка, на которую все смотрят или легонько касаются. Потом постепенно мы высыпаем на пол много шишек, и будем на эти шишки просто смотреть, трогать, бросать. Дети свободно играют, потом мы можем добавить некую структуру – запустим песенку и достанем желоба, по которым эти шишки можно катать. 

Бывает, что ребенок не знает, чем заняться?

– Мы создаем активную, насыщенную среду, где ребенок может что-то изучать, делать, и показываем, что можно и как можно это делать. Если ребенку интересно – он играет сам, повторяет за педагогом или даже просто наблюдает, а дома затем что-то повторяет. Нужно поощрять ребенка в его собственном исследовании материалов, на занятиях мы это и делаем. И много играем с инструментами, с музыкой,  это сфера моих интересов. И я считаю, в развитии очень важен синтез музыки, голоса, движения; мы стараемся их включать в различные сенсорные игры.

 
 

Как строится занятие в клубе?

– Я люблю брать одну тему или одну игрушку, персонаж, и погружаться в эту тему глубоко, стараемся показывать тему с разных сторон. Одну и ту же игрушку можно кормить, укладывать спать, качать, и это все будут совершенно разные игры, но при этом мы не «пестрим» и не закидываем ребенка игрушками. В занятии про дождь мы можем играть в подвижные игры с настоящим зонтом, стучать по нему и лить на него воду, петь потешки о дожде и играть со стеклянными капельками, и т.д.

Из этого материала (прим. редакции – в процессе занятия) мы постепенно вырастаем – конечно, в идеале получаем какой-то продукт, например с детьми постарше можем начать занятие с игры в игрушки и запросто прийти к музыкальному номеру с инструментами. То есть более высокий пласт задеваем, когда мы получаем радость уже от общения друг с другом и самовыражения, а не от блестящего конфетти. 

Играем в народные групповые игры, это хорошо выходит со старшими, но не всегда выходит играть с малышами, потому что в таких играх нужно очень активное участие мам. 

Мы стараемся каждое занятие заниматься творчеством. Если мы делаем поделки, я никогда не вывешиваю образец. Конечно, он в голове у меня присутствует, но мы детям предлагаем какие-то заготовки, из которых (а может, и не из них) можно делать можно все что угодно. Задачу ставлю – не повторять какие-то шаблоны, ни в коем случае, а именно учиться навыкам взаимодействия с материалом. Рвать бумагу и мять пластилин «с душой» гораздо полезнее для маленьких пальчиков и маленькой психики, чем послушно, но неосознанно клеить детали на аппликацию собаки, которую ребенок даже в конце занятия не может опознать как собаку, – потому что у него другое, еще формирующееся видение мира и образов. 

Хотя многие мамы хотят результатов, в том числе и с поделками, – ведь приятно принести папе аккуратную яркую работу и показать бабушке дома выученный танец. Для этого есть другие методики, другие школы. Сейчас каждый, слава Богу, может выбрать. Я за спокойное, экологичное развитие.

 

Результаты творчества Арт-студии 

Почему вы выбрали это направление развития?

– Потому что психолог во мне побеждает педагога… Думаю, давить на любого человека, даже маленького – неэтично. Когда я работала в психиатрической больнице клиническим психологом, то видела детей, окруженных строгими требованиями родителей или учителей (часто это были ученики элитных гимназий) – и видела, к каким неврозам это приводит. Поэтому и в психотерапии, и в развивающих занятиях я поддерживаю позицию, когда педагог играет роль заинтересованного соучастника, поддерживающего. Это очень терапевтично, конечно, звучит (смеется), но что бы мы не делали на занятии – все происходит так, как нужно, все в порядке. 

На самом деле это важно многим детям и мамам с малышами, потому что когда они приходят куда-то, часто говорят – это нельзя, то нельзя. Важно найти среду, где ребенок будет приниматься – в том числе и мамой, чтобы она не нервничала, что ребенок кому-то мешает. У нас можно много. Конечно, у нас есть свои правила, потому что мы работаем в группе, но конфликтных ситуаций и слез детей мы не допускаем. Если деткам бывает сложно в формате групповых занятий, мы предлагаем им походить на индивидуальные, чтобы можно было максимально подстроиться под конкретного ребенка с учетом его особенностей и потребностей.

Вы замечаете, как дети меняются, когда приходят к вам?

– Меняются даже больше мамы, потому что дети – как приходят маленькими солнышками, так ими всегда и остаются, только становятся старше, осознаннее. А мамы бывает сперва приходят нервные, запуганные, уставшие… На занятиях мы стараемся создать дружелюбную атмосферу, подкидываем разные идеи, рассказываем, чем можно заняться с ребенком, и мамы расслабляются, становятся играющими. Переступают порог серьезными тетями, которые пришли развивать своего ребенка, а потом начинают играть. Если мама на занятиях играет вместе с ребенком, а не сидит в телефоне, как иногда бывает, это тоже важно. Для меня это хороший показатель, как для психолога. Потому что когда я вижу, что мама играет с ребенком, и они оба счастливы, я понимаю, что развитие идет правильно. Не важно, сколько ребенок цифр знает в год и сколько слов говорит. Показатель развития для ребенка – это то, как он играет и как взаимодействует с мамой. Важно, чтобы взаимодействие было теплым, чтобы ребенок был заинтересован в мире, чтобы его привлекали разные вещи вокруг. 

Этот познавательный интерес исходит из базового чувства безопасности – если ребенок в отношениях с мамой чувствует безопасность, то он пойдет изучать мир. А если ребенку некомфортно с мамой, он будет висеть на ней, потому что ему будет страшно и тревожно. Такой ребенок не всегда пойдет изучать мир, потому что результат непредсказуем – ему будет проще заучивать и воспроизводить то, что мама требует. 

Самый лучший результат занятий для меня – это когда мы много занимаемся, группа складывается, люди друг друга уже хорошо знают, и создаются атмосферные игры-состояния, и такое дружное-дружное ощущение, что мы вместе в этом состоянии (улыбается). Детки потом мам объединяют, зовут в общий процесс. Наверное, стоит посещать такие занятия еще ради атмосферы и такого со-бытия с ребенком и с нами вместе.

 
 

Какие результаты от занятий наблюдают мамы, делился с Вами кто-нибудь?

– Конечно, мамы говорят о результатах, которые дети делают дома. Конкретные песни или игры по школе сложно отследить – дети могут повторять за педагогом или нет, а могут прийти и повторять дома. Одна мама мне сказала, что ребенок приходит и дома поет песни и играет в занятия, а здесь сидит молча. Значит, в голове все откладывается, но что-то ему мешает проявить себя.

А вот когда мамы рассказывают, что дети начинают придумывать свои песни, эксперименты, проявляют интерес к рисованию, книгам, организуют дома сложную игру – это такой результат, к которому мы стремимся. То есть мы в нашей насыщенной среде подаем ребенку какую-то пищу для размышлений, и он потом сам начинает исследовать, задавать умные вопросы, связывать какие-то закономерности. 

Мы много разговариваем о природе, ведем занятия в соответствии с сезонами года и активно используем природные материалы (не люблю оторванные от жизни сложные пособия). Взрослые с удовольствием слушают о животных и природе вместе с детьми, это ведь интересно, а не всегда есть время зайти в интернет и почитать.

Существуют традиции, которые вы соблюдаете на занятиях? 

– Детям важно, чтобы вокруг них была некая структура, и мне кажется, что традиции и повторение – это даже какое-то уважение к ним. Когда я вела каждый раз разные занятия (а повторяться я не люблю), то замечала, что маленьким детям неспокойно, они бывали немного дезорганизованы, потому что не знали, что будет дальше. Сейчас в группах с малышами выстраиваю некую структуру, порядок, который дети знают и внутри которого могут создавать новое и импровизировать. Можно их назвать и традициями – песенное приветствие, или окончание занятия. Например, у нас есть традиция – веселый круговой танец как окончание занятия. Во всех народах есть круговые танцы, но объединить танцы разных культур в одном пространстве смогли только в ХХ веке. Танцевать их здорово для возвращения к корням, обретения силы, гармонизации эмоций. Есть люди, которые знают танцы разных народов и собираются, чтобы танцевать их, в том числе и у нас в городе. В одном кругу можно танцевать и сиртаки, и славянские, и восточные танцы. Мы хотели бы танцевать их с мамами.

Да, у вас же есть взрослая часть программы клуба – йога, творческие мастер-классы, недавно вы анонсировали клуб для пенсионеров с ЛФК и танцами по пятницам. А что еще?

– У нас есть идея родительского клуба – собираться и обсуждать вопросы детского психического развития, какие-то сложности воспитания детей. Ведь на занятиях все настолько вовлечены в процесс, что нет времени на объяснения. Когда идет замечательная игра, встревать со своими комментариями – значит портить всю игру. Но не всем родителям понятен смысл, почему мы что-то делаем и зачем именно так играем. Я могла бы прояснить это на таких встречах – почему, зачем и какой в этом смысл, как играть дома; рассказывать о маркерах развития, показать, на что нужно обратить внимание, да и просто поддержать мам.

Вообще не хватает психологической поддержки молодых мам, это я и по себе знаю. Когда моя дочка была маленькой, многое было таким непонятным и неясным. Можно читать книги о воспитании и смотреть вебинары, конечно, но когда есть возможность встретиться педагогу с мамами, то это взаимодействие получается более адресным и глубоким. 

Когда вы планируете такие встречи?

– Необходимо отдельное время и площадка. Пока сложность в том, чтобы мамы могли прийти без детей, чтобы погрузиться в серьезное, взрослое понимание. Пока родительский клуб функционирует так – я прихожу на занятие и предлагаю обсудить определенную тему. Сейчас все в отпусках, ближе к осени мы запустим эту программу дополнительно с вебинарной поддержкой. Планируем подобные встречи проводить по выходным, в свободное от детских праздников время.

 
 

К слову о вопросах воспитания. С какими проблемами в клуб приходят родители?

– Часто приходят с тем, что ребенок непослушный, так и говорит мама: «Не могу справиться, чувствую себя слабой». Получается, ребенок в семье как царь. Здесь мы говорим, что взрослым нужно понимать свою позицию – четко определять, – я взрослый, а это мой сын или дочь, я решаю, что им делать и как нам дальше быть, потому что только я могу видеть всю ответственность действий. Самое главное – понять это самому и принимать решения, как взрослому, находиться в позиции взрослого. Например, не говорить «он меня доводит, я вызвала мужа с работы, потому что сама не могу справиться», – в этот момент мама сразу попадает в позицию ребенка. Необходимо помнить и даже проговаривать – «ты моя дочь/cын, я твоя мама», это сразу выстраивает позиции, и ребенок перестает довлеть, а мама находит силы справиться со своими эмоциями. И второй совет – ни в коем случае не сомневаться самим. Потому что ребенок чувствует любые сомнения, и обязательно будет их использовать. Самое главное – сесть, успокоиться, выдохнуть, собраться с силами. Можно сходить на йогу (улыбается)

Мамы часто бывают окружены советами родственников, и это очень сильно их раздражает. Это второе, с чем приходят: «Я считаю, нужно сделать это, а мама говорит, что так не воспитывают детей». Конфликтные семейные вопросы заставляют глубже погружаться в себя. А кто сказал, что нужно делать именно так? Почему вам важно или неважно делать так, как мама говорит? И самый главный вопрос, который психолог задает своему клиенту – что вы чувствуете, когда это происходит? Как бы вы хотели, чтобы это было? Когда вы ответите на эти вопросы сами, вы увидите изменения в поведении ребенка. Он почувствует через общее эмоциональное поле, что в этом мире мама обозначила свою позицию,  все хорошо, мы сделаем вот так. И ребенок будет более спокоен, потому что он почувствует устойчивость. А вообще, поведение детей, с которыми не могут справиться родители, часто происходит от особенностей семейного взаимодействия, отсутствия четкой позиции в воспитании, трудностей во внутреннем принятии матерью своего ребенка. 

Если между мамой и ребенком есть привязанность (об этом говорит теория привязанности Джона Боулби, на которой основаны многие современные подходы к воспитанию) – и ему безопасно с мамой, то у ребенка формируется чувство уверенности в себе и повышается адаптивность. В моменты взросления, выхода в мир ребенок может уходить от матери, пугаться, доходя до определенной границы и опять возвращаться к ней, чтобы напитаться уверенностью и делать шаги еще дальше. Мать не обязательно должна его утешать, она должна просто присутствовать рядом со своей твердой позицией: я есть, ты есть, и я тебя люблю. Развитие ребенка происходит скачкообразно, и чем дальше он сможет уйти от матери, ощущая при этом ее поддержку, тем будет более свободным и уверенным. Вот почему важно, чтобы мама была эмоционально устойчивой, цельной фигурой. 

Оставаясь матерью, найти свое Я очень сложно. Мне кажется, становление матери похоже на становление шамана. Когда человека посвящают в шаманы, его вводят в состояние измененного сознания, в котором он переживает полный распад, разрушение своего тела. А потом его словно «по косточкам» собирают заново, и он рождается в мир шаманом. То есть рождения в новом статусе ему нужно полностью разрушиться. Мне кажется, материнство, особенно с первым ребенком, – это некое становление, инициация женщины в мать. И нужно просто быть собой, быть в гармонии с природой и внутренней первозданной женщиной, тогда из хаоса и растерянности вырастет любовь к ребенку. Да, это случается не у всех сразу, и это нормально. Привязанность устанавливается постепенно. Возможно, потребуется работа психолога или своя внутренняя работа, почему бы и нет. 

Автор: Субботина Юлия
Фото: личный архив Александры Шараповой, фото с занятий клуба 
«Фамилия Моя»

 
Оксана Назаренко: о психологии, проблемах из детства и важности правильной детской речи Секрет успеха детского праздника