6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth info instagram list-alt login mailru more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Другая кухня «Другого оркестра». Часть вторая. Жемчужников о рэпе, Скриптоните и «уральском говнороке»

15 августа 2017 149

В разговоре с музыкантами, нас в первую очередь интересует вопрос – «Что для вас музыка? И зачем вы играете?». Это помогает лучше понять исполнителя, погрузиться с головой в его творение. Нередко в беседах об этом мысли находят новые ответвления, и открываются неожиданные факты. Так случилось и в этот раз: рассуждая о рэпе, дирижер «Другого оркестра» Александр Жемчужников внезапно заговорил о популярном рэпере Скриптоните и заодно прояснил, почему называет уральский рок «говнороком». Читайте о том, что на самом деле в плэйлисте у классических музыкантов и запоминайте подробности о ближайшем концерте оркестра.    

 
 

Александр, расскажите, что для вас музыка? Какова её цель? 

Глобальная цель (задумался, смеется)… Можно говорить миллион фраз, сочинять, что это помогает спасти мир, сделать его чище и так далее, но, мне кажется, это именно возможность донести удовольствие. Для меня музыка – чистой воды гедонизм. Если я включаю музыку и не получаю от этого наслаждения, значит, я больше не слушаю эту музыку. Так же и со смыслом – нет удовольствия от музыки, тебе не откроется её смысл. Поэтому мы и играем, чтобы вы кайфанули, мы кайфанули и все были счастливы. Для этого люди и ходят на концерты.

Говоря о музыке, от которой не кайфуешь: в одном из предыдущих интервью вы назвали нашу музыку – «уральский говнорок». Почему такое негативное отношение к уральскому року? 

Вообще это не мое изречение – кто-то из моих знакомых так его называл. У наших групп есть характерная черта – мол, такую музыку делают только у нас. Например, Сансара и Курара – они в корне отличаются друг от друга, но у них все равно есть схожесть. Я бы назвал это дэнсовостью. Посмотрим на Москву – у них нет ни одной группы, где игралось бы что-то похожее. Говнорок – это не есть плохо, это ирония над нашей музыкой. На самом деле круто, что у нас есть коллективы, которые можно узнать с трех нот. Я обожаю наши группы. Если бы я не любил их, я бы с ними не выступал (смеется).

 

Олег Ягодин и Александр Жемчужников на концерте «Курара и Другой Оркестр» (2015 г.) 

Ситуация начинает проясняться (смеюсь). В этом же интервью вы говорили о том, что «сейчас, по сути, нет ни одной группы, которая бы выстрелила и была культовой многие годы» – появилась ли с того времени (2014 год) группа, которая в итоге выстрелила и стала культовой?

Тут ничего не поменялось на самом-то деле, что в нашей стране, что по миру. Для меня до сих пор загадка, почему нет ни одной группы, которая бы собирала стадионы. Не триста – четыреста человек, а стадионы. Те же Курара, Сансара, элементарно должны собирать стадионы, но этого почему-то не происходит. И такая же ситуация с новыми группами. Нет ни одной, которая бы собирала стадионы, имела такие же космические гонорары, как у стариков.

А рэперы как, на ваш взгляд? Ведь сейчас рок-звездами называют именно их – они котируются у молодежи больше всего.

В рэпе, кстати, да – там это происходит. Тот же Скриптонит – он вдруг «бах» и делает невероятные концерты – народу тьма приходит. Вообще, положительно отношусь к рэпу, я на нем вырос. Слушал стариков – Cypress Hill, Мальчишник и других (улыбается)

В планах есть еще идеи выступить с рэперами, кроме Ek-Playaz? Например, Баста часто дает концерты под живое сопровождение. Вас приглашал куда-нибудь из рэп среды?

Ну, нет, нас по стране мало кто знает. Конечно, я бы сделал совместное выступление с кем-нибудь. Со Скриптонитом, например. Я его уважаю – он гений. Тексты, конечно, далеко не гениальные, но атмосфера… То, как он делает музыку – это совершенно лютая во всех смыслах вещь. Еще бы пару альбомов, которые подтвердят его талант, и можно будет смело назвать его рок-звездой.

Есть мнение, что творчество Скриптонита от его «своеобразного» образа жизни – я не думаю, что он действительно много выпивает или употребляет – это всего лишь фон, образ. Я считаю, что он четко и сознательно относится к этому – это видно по его музыке. (Тут Александр задумался) Хотя, он может и сдуться. У рэпа есть такая особенность – бывает, идет волна, а потом вах (вскидывает руками) и утихает. Та же Каста – раньше они собирали гораздо больше народу, чем сейчас. Сегодня они уже ушли в разряд старичков, которые, к сожалению, не собирают толпы.

 
 

Есть еще одна категория людей, которая приглашает оркестр для аккомпанирования – это поэты. Были ли у вас такие предложения, планы?

Да, я думал об этом – хотели, чтобы Казарин, Комаров читали. К поэзии я очень неравнодушен. 

Вам не кажется, что они (профессиональные поэты) не очень подходят? Я знаком с некоторыми и презентеры из них не очень, подача не цепляет. 

На самом деле, все поэты довольно монотонно все это делают. Если вспомнить, как читала та же Ахматова (цитирует Ахматову весьма безрадостно и трагично). Меня будут интересовать в последнюю очередь какие-то театральные навыки. Мне важны именно стихи. 

Стихов, как я понимаю, на вашем новом концерте пока не будет. Расскажите о ближайшем выступлении.

Мы думали, что делать и решили сыграть Depeche Mode – весело же было (смеется). А вообще, у нас есть прекрасный повод: 30 лет с выпуска альбома «Music for the masses» – большинство песен прозвучат с именно этого знакового альбома. Вокалистами у нас будут Евгений Семеной и Юлия Дьячковская – они изумительно звучат вместе. Мне очень нравится, когда они поют в два голоса – это невероятно. 

На этом наше интервью с Александром Жемчужниковым подошло к концу. Увидеть Александра в роли дирижера вживую, а вместе с тем и «Другой Оркестр» можно будет 29 сентября в центре культуры «Урал».

Первую часть интервью смотрите по ссылке.

Автор: Михаил Сиденков

Фото: архив «Другого оркестра», по запросу Google. 

 
Вдохновляющая история создателя «VIETMON» Андрей Бебуришвили: «Открытый микрофон» – это смешной, свежий и честный проект»!