6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth info instagram list-alt login mailru more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Александр Мазеин: «В свое время я задался вопросом: почему у нас в городе, который славится многими моряками, нет того, что бы нам напоминало о них. Поэтому появилась идея создать музей».

477

        Александр Мазеин - тренер высшей категории. За 20 лет тренерской работы Александр Григорьевич воспитал четырех мастеров спорта, около 30 кандидатов в мастера спорта, среди которых один Чемпион Мира и Европы, пять Чемпионов России, 15 призеров областных и всероссийских соревнований. Весьма символично, что Международной организации каратэ Киокушинкай  – 50 лет, как и Александру.

 Сегодня Александр Мазеин помимо тренерской работы активно занимается общественной жизнью района, является руководителем единственного в городе музея военно-морского флота «Морской пехотинец». В ходе нашего интервью Александр Григорьевич рассказал о работе музея, а также о своей деятельности в области каратэ.  


- Больше 20 лет прошло с тех пор, как вы отслужили старшим матросом на Северном флоте. Скажите, как вам пришла идея создать музей ВМФ? Тем более в Екатеринбурге, который является сухопутным городом.

- В 90-е годы первыми взялись за дело афганцы – именно они стали открывать свои организации. И первым открылся музей «Крылатая гвардия». Я подумал: нас-то не меньше, а может даже и больше – героических моряков! И задался вопросом, почему у нас в городе, который славится многими моряками, нет того, что бы нам напоминало о них. Я выдвинул предложение – давайте откроем организацию моряков. Мы провели собрание – решили открыть фонд ветеранов ВМФ «Экипаж». В 2005 году прошли регистрацию, с тех пор она действует. Нам выделили здание на Победы, 70Б, которое на тот момент находилось в полуразрушенном состоянии: крыша была провалена, батарей и окон не было. Несмотря на это, мы согласились. Было поставлено условие: нам давали помещение для музея, но чтобы при нем заработал клуб. Второй этаж отдали под коммерческую школу, а первый перешел нам. Мы поделили его на две зоны: в первой организовали клуб, а во втором сделали музей. Восстанавливали все своими силами. Администрация, в свою очередь, помогла восстановить нам тепло, и частично помогла с ремонтом крыши.


- А как завозились экспонаты. Каким образом формировалась коллекция?

 - В качестве первых экспонатов были дембельские альбомы. Через некоторое время открыли экспозицию, посвященную 60-летию победы в Великой Отечественной войне. Постепенно люди стали о нас узнавать. Ребята сами приносили какие-то вещи, у кого-то от деда осталась сумка полевая, кто-то приносил зажигалку 41 года. Однажды даже к нам попал фотоаппарат военного времени. Так постепенно начала формироваться коллекция. И, фактически, к последнему дню у нас экспонатов накопилось около 2 тысяч.  

- Ранее музей располагался в детско-юношеском клубе «Морской пехотинец», а недавно переехал в помещение по адресу ул. Уральских рабочих,79а. Как вам работа в новом помещении?  

 - Мы до последнего надеялись, что останемся в том здании, ведь столько сил было вложено туда. Писали письма в город, область, - не помогло. Однако мы добились своего – нам удалось сохранить клуб и музей при фонде ВМФ «Экипаж». Для нас принципиально важным было, чтобы сохранилось название. Взамен того здания нам дали этот дом (на ул. Уральских рабочих,79а) после капитального ремонта. Но минус в том, что ремонт сделали не под формат музея – сейчас мы его переделываем. Сам переезд занял около недели, поскольку там не только экспонаты, но и другие вещи. А сам музей разобрали за один день. При переезде какие-то экспонаты ломались, особенно кораблики (они хрупкие). Но не без потерь - 10% всегда списывается на бой.  

Если бы мы контролировали ремонт изначально, было бы лучше. Но в целом довольны зданием. Мне всегда нравится что-то восстанавливать. Здесь есть интерес и стимул что-то делать. 9 мая мы в любом случае проведем праздник, несмотря на то, что работы по обустройству музея очень много. Полностью планируем открыться ко дню Флота.  

 

- Помимо деятельности музея, вы являетесь тренером высшей категории по каратэ. Кто Вас привел в спорт, и кто привил к нему такую любовь?

 - В 70 года, когда пошел в школу, не буду врать, был хулиганистый. В 3 классе меня позвали в конькобежную секцию у нас на Уралмаше. Вела ее старший тренер Анна Корелина, знаменитая конькобежка. Потом стал заниматься в лыжной секции, но со временем остановился на легкой атлетике и параллельно занимался самбо. В 1979 мне было уже 15, и в это время - как НЛО прилетело – появилось каратэ. Если вдруг в фильме увидишь прием какой-нибудь, все, после этого идешь 10 раз его пересматривать, чтобы понять его принцип. Но в 80 году каратэ запретили. Где-то год в подполье мы занимались. Фанатизм был огромный. То есть в каратэ я пришел уже подготовленный. Это такой вид, в который нужно приходить физически подготовленным, тогда быстрее дело пойдет.  

- В свое время вы были награждены Памятным знаком Главы города Екатеринбурга за подготовку Чемпионки мира 2003 года и Европы 2006 года Анны Копыриной. Поделитесь своим опытом, насколько сложно сегодня воспитать чемпиона?

- Я не то чтобы ее воспитал, она просто начала свой спортивный путь у меня, при моем участии. Начала заниматься с 90-х годов. Но дело в том, что чемпионат не проводился по Киокушинкай среди женщин до 95 года, поэтому она выступала по Кикбоксингу и Ашихара Карате. Когда Аня стала чемпионкой – в знак этого она сама дала мне оценку, признав меня тренером, и я получил награду. Не скрою, она была достаточно хулиганистой ученицей. Недавно с улыбкой вспоминали, как я выгонял ее с тренировок: «Копырина, выйти из зала!». Чемпионку мира выгонял.

 

- В реальной жизни Вам приходилось применять каратэ на практике?

 - Больше применял его в учебном плане. Но были моменты перед службой - на танцах дрались. Но там было не только каратэ – там больше смешанные единоборства, потому что на улице совершенно по-другому дерутся. Каратэ больше давало ловкость и уверенность. Потому что когда я разбивал кирпич, я думал, а если я кому-нибудь «заряжу», что с ним будет? Тут осознаешь и ответственность.



Александр Козлов: «В детстве я даже не думал, что когда-то стану тренером по самбо, тем более заслуженным. Просто сразу полюбил это дело!» Supergirl: Алла Антипина - непросто Ангел