6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth info instagram list-alt login mailru more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Полина Зиновьева: «Наша главная задача, чтобы Белая башня «жила».

21 апреля 2015 302

Арх-группа PODELNIKI уже второй год стремится к тому, чтобы спасти от разрушения водонапорную башню УЗТМ, которая является памятником культуры федерального значения. Это культовое для района и города сооружение известно как Белая Башня.  Чтобы избежать физического разрушения, ее нужно законсервировать. Об этом нам рассказала руководитель арх-группы Полина Зиновьева. Кроме того, Полина поведала о том, в каком состоянии башня находится сегодня и что планируется делать с ней в ближайшее время. 

1 /

- Полина, расскажите, что успели сделать за два года?

- Сначала скажу, что работа с памятником архитектуры предполагает большую бюрократическую работу. Мы ее провели, оформили этот памятник на себя. Башня нам досталась в удручающем состоянии. Ее физически не могли никому показывать, потому что там была сущая помойка. Мы организовали серию субботников, и вывезли оттуда весь хлам. Также мы провели большую архивную работу, в ней участвовали студенты из разных ВУЗов. Нашли проект башни, посмотрели, как она устроена, какова ее конструкция.

Было непонятно, в каком она конструктивном состоянии. Последние 20 лет башня открыта, и многие могут видеть на стенах башни трещины. Непонятно что же с ней на самом деле: кто-то говорит, что она завтра рухнет, зачем ей заниматься, кто-то  утверждает, что башня еще сто лет простоит, там один железобетон.

Чтобы внести ясность в этот вопрос, мы пригласили специалистов, и изучили ее конструкцию. Провели два независимых исследования. Первое было сделано профессором из Германии  Вернером Лоренсом. Вместе со студентами они в течение недели проводили исследование с помощью технических средств, и сделали заключение, что конструкция башни находится в удовлетворительном состоянии. То есть, сейчас никакой критической точки нет!

Второе исследование провели инженеры, которые специализируются на обследовании промышленных зданий и сооружений. Их результаты сошлись с первыми. Вывод, который они сделали – башне нужна срочная консервация.

- Были ли указаны сроки консервации? Просто, чтобы понять, насколько она срочная - год, десять, пятнадцать лет?

- Нет, они не указали сроки, но я думаю это не десять лет. Мы очень надеемся законсервировать башню уже в этом году. Для этого на boomstarter (платформа, которая ориентирована на привлечение финансирования в креативные проекты, - прим. авт.) мы объявили проект по сбору средств. Нам нужно собрать сумму в 850 тыс. рублей.

- А как рассчитывали сумму? Что в нее входит?

- Мы сделали проект консервации, нарисовали его, посчитали сколько нам нужно болтов, уголков, деревянных брусков. Прикинули, составили всю смету, и получилось то, что получилось. Кстати, на самом сайте boomstarter вы можете более подробно посмотреть, что именно входит в эту сумму.

- В чем это заключается консервация, и какие работы нужно провести, чтобы ее «законсервировать»?

- Во-первых, мы хотим провести гидроизоляцию башни, а во вторых закрыть окна и двери, чтобы вода не попадала внутрь. При этом мы хотим использовать башню как площадку. Это конечно будет не теплое помещение, где можно снять верхнюю одежду. Башню нужно воспринимать как уличную площадку, но закрытую. То есть там могут быть выставки одного дня, какие-то краткосрочные мероприятия.

Наша главная задача, чтобы Белая башня «жила».  Только в «живом» здании, в котором находятся люди, все сохраняется! Как только здание закрывается, буквально через год здание начинает разрушаться. Для примера можно вспомнить кинотеатр «Темп». Четыре года назад у него были все окна, двери. За эти четыре года он разрушился очень сильно. Поэтому если мы отреставрируем башню и уйдем, ее может ждать та же участь. Очень важно, чтобы она функционировала.

-Здесь возникает логичный, но для большинства пока риторический вопрос: как именно должна функционировать башня? Есть какие-то идеи?

- Многие пытались ответить на этот вопрос. Мы решили ничего не придумывать, а проэксперементировать. У нас есть такая часть, которая называется культурные лаборатории - это изучение башни как площадки.

Основная проблема в том, что башня стоит на самой окраине города, в прямом смысле этого слова. Вопрос в том, что надо сделать, чтобы люди туда захотели поехать. Мы будем проводить серию так называемых лабораторий в разных форматах. Будем смотреть, кто на них ходит, что кого интересует. Проведя такой эксперимент, мы сможем с большей уверенностью сказать, что именно нужно делать в башне.

В режиме тест-драйва до конца 2014 года мы проводим лекции, встречи городских сообществ, выставки, мастер-классы, спектакли, поэтические чтения. Помимо этого мы думаем о том, чтобы сделать конкурс среди драматургов на этюды по строительству Уралмаша, потому что это очень богатая тема. А в перспективе было бы здорово снять фильм.

- Интересно заглянуть вперед, что же будет после этапа консервации?

- После консервации, и после того, как мы проведем культурные мероприятии, а также определим новый формат башни, мы сможем начать проект реставрации. При этом нужно будет учитывать разные детали, например количество людей, которые станут посещать башню в день – 2 человека или 50. От этого зависит и потребление энергии, и количество туалетов, и много других нюансов. Поэтому до того, как нам начать проект реставрации, нужно четко определить, что мы будем там делать.

Здесь есть еще такой момент. Мы получили грант от министерства культуры РФ на проведение культурных лабораторий. То есть у нас уже есть средства, чтобы их проводить. Но на башне этого делать мы пока не можем, поскольку она не законсервирована. Поэтому делать все нужно срочно. До Нового года у нас будет уже законсервированная башня, а также результаты лабораторий. На их основе мы проведем исследование, и поймем, что делать дальше. 

- Получается, что с Нового года будет уже новый этап развития башни?

- Я думаю, что мы, по крайней мере, до лета продолжим культурные лаборатории. Нам нужно поддерживать имидж башни как культурной площадки. Если все сложится хорошо, то уже в следующем году разработаем проект реставрации, и что-нибудь сделаем.

- Каким будет финальный этап проекта? После чего  вы сможете точно сказать, что ваш проект полностью осуществился?

- Отличный вопрос. Наша глобальная цель – получить понятный опыт и алгоритм с памятником архитектуры. Мы хотим, чтобы в конце написали книгу «Как спасти памятник архитектуры конструктивизма, и не помереть!» (улыбается, - прим. авт.), где все действия были бы доступно и пошагово расписаны. Сейчас мы очень часто получаем разные предложения – вот же памятник архитектуры разрушается, займитесь им тоже! Но мы понимаем, что мы не можем заниматься всем. Однако мы можем рассказать, как это делать. Поэтому для нас очень важно получить положительный результат, чтобы башня перестала разрушаться, чтобы там было постоянно действующее, скорее всего, культурное пространство.

- Что подразумевается под культурным пространством? Что закладывается в это понятие?

- А вот это уже нам покажут культурные лаборатории, о которых я уже упоминала.

- И все-таки, есть какие-то примерные направления?

- У нас в Екатеринбурге нет ни одного музея конструктивизма, а ведь это титульный архитектурный стиль. Башня, как икона этого стиля, просится под это направление. Но сейчас музейный формат разнообразен, поэтому каким именно он будет, говорить еще рано. Это опять же, определиться через эти лаборатории. Можете считать, что у нас есть научные гипотезы, которые мы определяем экспериментом!

Беседовал Александр Патрушев  

Цвет — детям!